О КУВАНДЫК.РФ - всё о городе

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Баннер
Баннер
Баннер
Ноя
1
Дом
(0 голосов)

                   Тамара Ясакова

«Сколько могла, справлялась, больше не могу, приезжайте. Дом ухода требует», - писала бабушка. Ирине показалось, что мать даже обрадовалась этому письму. Она так и не привыкла к большому городу. Подолгу стояла на перекрёстках, не решаясь перейти улицу, терялась в больших магазинах. Её изматывала постоянная тревога за дочь, которая пропадала в лабиринтах чужих улиц.

Ирина пыталась робко предположить, что ей надо бы остаться, но тут же замолчала, увидев в глазах матери страх одиночества. Они никогда не расставались. Все пять лет, пока Ирина училась, и потом, когда зарабатывала стаж: три года на мало оплачиваемой работе, мать всегда была рядом.

- Ничего, приедем, мама обвыкнется. Я её подготовлю и вернусь. Не одну же её оставлю, а с бабушкой, - успокаивала себя Ирина.

Человек предполагает, а Бог располагает. Бабушка словно только и ждала, чтобы из рук в руки передать дорогой ей дом, построенный мужем в далёкой молодости. Сразу слегла и, никого не утруждая заботой, тихо умерла.

— Опять мы с тобой, доченька, остались вдвоём, - вздыхала мать.

Но это было не так. В их жизнь требовательно вошёл дом. Теперь их было трое. И женщины сразу поняли: он — главный. Казалось, рядом с ними появился мужчина. Он требовал к себе внимания. И на заботу отвечал теплом и защитой. Жизнь налаживалась.

 Ирина вспомнила подружек детства. Почти все они были людьми семейными. Мать на их примере поняла, что дочери тоже пора устраивать свою жизнь. Втайне от Ирины попросила их найти для дочери подходящего мужчину.

Не прошло и месяца, как произошла эта «случайная» встреча. Олег был старше Ирины на 20 лет. От своего возраста он скрывался среди молодых людей, разделял их увлечения, старался быть на равных. В доме Ирины он появился в обществе нескольких художников. Пили дешёвое вино, и говорили, говорили. Дом, обычно поскрипывающий, вздыхающий, замер, стараясь понять, зачем здесь эти люди. Но скоро устал от непривычного гомона, громкого смеха.

Вдруг резко хлопнула сенная дверь. Все замерли. Часы, как никогда, резко и зло стали отсчитывать время. Гости заторопились. Было поздно. На крылечке Олегу Ивановичу показалось, что из-под ноги пропала ступенька. В страхе он шагнул на следующую, но в темноте не рассчитал и скатился на землю. Пока он находился под домашним арестом из-за больной ноги, помирился с женой. Таким образом, их отношения с Ириной закончились, не успев начаться.

Ирина всё больше привыкала к дому, как большому живому существу. Когда ей хотелось понежиться в постели, старенькая ставенка прикрывала пол-окна, не давая ранним, солнечным лучам потревожить сон девушки. В самые жаркие дни в доме было прохладно.

Подружки не оставили свои намерения выдать Ирину замуж. Познакомили с Виталием. Он ей понравился. Несколько раз приходил в их дом. Но старался не задерживаться:

 - У меня такое ощущение, что меня здесь разглядывают.

- Кто? Мама? - удивлялась Ира.

- Нет. Вещи, твои старые куклы. И потом, я всё время где-нибудь отражаюсь: в окнах, зеркале, шкафах, самоваре, например. И везде в каком-то уродливом виде.

Ирина не понимала его. Ей, наоборот, нравилось видеть себя со стороны, тем более  зазеркалье рисовало её намного красивее, чем она чувствовала себя в реальной жизни. С самоварным отражением они играли в гримаски. Смешно, и совсем не обидно.

Виталий настоял, чтобы она переехала к нему на квартиру:

- Пройдём испытание близостью.

Лучше бы он не произносил это слово. Оно колючкой вцепилось в их отношения. И на самом деле начались испытания. Ирина панически боялась выходить на балкон (квартира была на пятом этаже), а повесить там же бельё на верёвки, привязанные к деревяшкам, выпирающим над балконной решёткой, было выше её сил.

Виталий сначала посмеивался, потом его это стало злить. Дома, занимаясь уборкой, Ирина всегда напевала. Как-то, увлёкшись, она и здесь запела во весь голос - в стенку резко застучали. Этот стук раздавался часто: когда чуть громче включали телевизор или музыку, когда приходили друзья.

А тут ещё слёзные мамины звонки'.

- Ирочка, я не знаю, что делать? Каждый день с домом что-нибудь случается. Оторвалась ставенка. Соседа просила, подладил. Забился слив — вызывала мастера. Утром просыпаюсь и жду, что на сегодня он мне приготовит?

Ирина бежала домой, успокаивала маму, затихала сама, наслаждаясь покоем, прохладой. Возвращаться в квартиру не хотелось. Как-то осталась дома. Виталия предупредила, что не придёт — приболела мама: от постоянной тревоги за дом и дочь она потеряла сон, мучили головные боли.

Проснувшись, Ирина открыла глаза. Ставенка заботливо удерживала солнышко. Дом боялся вздохнуть, чтобы не разбудит спящих. Мама сладко похрапывала во сне. С полки улыбались куклы.

Возвращаясь с работы, Ирина вдруг резко остановилась — дорога расходилась.

- Как в сказке, - горько подумала она. — Налево пойдёшь — домой, к маме попадёшь. Направо... И что же там? Будешь, как милости ждать, когда предложат руку и сердце? Проходить испытание.

Не раздумывая больше, Ирина зашагала домой. Виталий на возвращении не настаивал.

С каждым годом дом становился всё капризнее.

- Совсем мы его избаловали своей женской заботой, - сокрушалась мать. — Мужская рука ему нужна.

Дом как подслушал её: на следующий день провалилась половица в сенях. Сосед

пообещал найти мастера. Вечером зашёл:

- Нашёл вам плотника. Мастер хороший, только выпить любит. Так что смотрите сами.

На следующее утро хлопнула калитка. Но в дверь не стучали. Ира на цыпочках вышла в сени, выглянула в окошечко. Мужик в клетчатой рубахе нежно гладил бревенчатые стены дома, что-то  приговаривая. Стараясь не спугнуть незнакомца, Ирина приоткрыла дверь:

- Ого, какой ты мускулистый, - говорил незнакомец, поглаживая крутые брёвна дома. - Ещё постоишь. Чего окна вытаращил? Не бойся, подлечу. Как молодой будешь.

- С кем это он? С домом? — Ира хихикнула. Мужчина резко обернулся, нахмурился:

- У хозяина что, руки не тем концом вставлены. Дом совсем запустил.

- У него нет хозяина, только хозяйки.

- А! Сирота значит.

Не обращая внимания на Ирину, он раскрыл обшарпанный чемоданчик, достал молоток, гвозди, ещё какие-то инструменты и начал ладить крыльцо.

- Да не тут, у нас в сенях полы надо починить, - пыталась вразумить его Ирина. Но он отмахнулся от неё.

Дом вступил с плотником в какой-то тайный сговор. Стал тише воды, ниже травы. Окна сияли радостным светом до позднего вечера. Двери, половицы не скрипели, а выводили умиротворённые рулады. Запахи из кухни он подхватывал и нёс во двор, заманивая мужчину в дом. Женщины повеселели. Но однажды он не пришёл. Первым заволновался дом, весь вечер мигал лампочкой, как слёзы смахивал.

- Мама, я где-то читала, что женщина счастлива, когда есть кого кормить и чем кормить. Правда?

- Да. Ещё ждать и встречать.

Не пришёл он и на следующий день.

- В сквере с дружками пьёт. Семья? Нет у него никого. В общаге живёт, - пояснил сосед.

Среди белых берёз парка клетчатая рубашка виднелась издалека.

- Мы вас ждём.

Мужики, не понимая, пьяными глазами уставились на Ирину.

- Дом не хочет быть сиротой. Ему без вас плохо.

Уходила торопливо, ругая себя: «Зачем мне это надо». И остановилась: «А что я скажу им. Они теперь все глаза проглядели». Дом и мама не ждали её одну. Ирина замедлила шаг. Медленно сосчитала до пятидесяти. Оглянулась. За ней на приличном расстоянии виновато маячила клетчатая рубаха.

Добавить закладку

Добавить комментарий

Требования к комментариям на сайте окувандык.рф


Уважаемые пользователи! В связи с возросшей нагрузкой на сервер на сайте включена предварительная модерация комментариев.


Анти-спам: выполните заданиеJoomla CAPTCHA
Баннер
Баннер
Яндекс.Метрика

Последние комментарии


Мы в соцсетях

Мы в Инстаграм

Баннер

Бесплатные объявления