О КУВАНДЫК.РФ - всё о городе

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОРТАЛ

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Баннер
Баннер
Баннер
Ноя
22
Возвращение
(0 голосов)

     Тамара Ясакова

У Татьяны никогда не было желания вернуться в своё детство. Даже в мыслях она торопливо пролистывала это время. Что вспоминать? Как сидела одна за партой. Девчонки кружились стайками, а она, как подбитая ворона, не успевала за ними, ковыляла позади. И дом у них с мамой тоже был изгоем среди добротных изб. Что ему оставалось делать? Горбиться да  смотреть в землю.

А тут ещё эти слухи пошли, что Мария, мать Татьяны, с нечистой силой водится. Это окончательно обособило их от односельчан. Спасла Татьяну сестра, которая была намного старше её, жила в большом городе в неведомом Узбекистане. После десятого класса она забрала Татьяну к себе. Девочка за дорогу ещё больше съёжилась, заледенела. Так страшны были перемены.

Сестра Клавдия  жила одна — что-то не сложилось в судьбе. С приездом Татьяны её жизнь обрела новый смысл: сделать из сестры человека. Через полгода  деревенскую девчушку было не узнать. Работала она диспетчером в мужском коллективе водителей. Татьяна и не мечтала услышать о себе что-то хорошее. А тут вдруг столько и  такого! Румянец смущения не сходил с её щёк. Первая фотография вне дома поразила - это я?! Татьяна не могла наглядеться: притягивала мягкая теплота глаз,  нежная округлость лица.

Причёска, красивая одежда, комплименты мужчин делали своё дело. Девушка почувствовала лёгкость дыхания, раскованность движений. Ей нравилось жить. Самый лучший парень городка стал её мужем. Она просто парила от счастья.

Смерть матери вернула ее на круги своя. Приехала в деревню. «Как я могла здесь жить?», - ужаснулась Татьяна. Убогий домишко, забытые лица, неузнаваемо чужое тело матери. Наскоро похоронила, помянула — уехала.

Долго не могла надышаться, насладиться своим благополучием. Гнала прочь мысли о деревне. Неистово меняла себя, чтобы и намёка не осталось от  той Танюшки (как называла её мама) с куцыми косицами, насторожённым взглядом из-под насупленных бровей.

Жизнь катилась ровно, гладко. И вдруг сбросила на обочину: погиб в обычной дорожной аварии муж. Движение остановилось. Взгляд оторвался от мелькания дней. Похороны, девять дней, сорок, полгода — горькие вехи разлуки с мужем, и невесть откуда  взявшийся разъедающий стыд: «Маму не поминала».

Поехать бы к ней на могилку, поплакать, но не могла она соединить эти два мира. Боялась, что прошлое, как чёрная дыра поглотит её состояние удовлетворённости, которое она столько лет вдалбливала в себя. Проторённым путём идти легче. Накладывала на лицо улыбку, с усилием держала высоко поднятую голову, «Иди прямо, не горбись», - приказывала себе. Привычка срабатывала, глушила боль. Помогали дети. «Ты у нас самая красивая», - повторяли они слова мужа. Наезженная колея приструнила, повела дальше.

Юбилейное приглашение от родственницы не оттолкнуло, как раньше, нежеланием вернуться в места своего детства, тем более, что жила тётушка уже не в деревне, а за сорок километров от неё, в районном центре. Решилась: «Поеду».

После восторженных охов-ахов, разговоров Татьяна поинтересовалась, не знают ли они чего о её одноклассниках?

– Да здесь две живут, недалеко от нас. Позвать можем.

«Посмотрим теперь: какие вы и какая я», - вызывающе подумала Татьяна. Ей казалось, что время над ней не властно.

Бывшие одноклассницы вглядывались друг в друга - при случайной встрече ни за что не признали бы. Татьяна достала пачку семейных фотографий. Выкладывала одну за другой и говорила, не умолкая: дом, муж, дети, работа, друзья, мужчины...и она — любимая, красивая, уважаемая.

Казалось, всю свою жизнь она выстраивала так ровно и правильно ради этих минут триумфа.

Одноклассницы слушали, рассматривали снимки и как бальзам на душу: « Мы не думали, что ты такой будешь». Потом вздохнули и спросили: «Помнишь Пашку Мурова? Умер. Петька спился. Тётя Даша...». Одно за другим называли женщины имена односельчан, всплывали их образы из не стираемой детской памяти. И появилось нестерпимое желание увидеть их. Но...поздно. «На Родительское приезжаем в село помянуть всех. А где могилка тёти Маши, мамы твоей? Что-то не видно её»,  - спросила одноклассница.

Татьяна сжалась. Рухнула воздвигаемая годами незыблемость самоуспокоения. Истязающая волна вины накрыла ее.

Добавить закладку

Добавить комментарий


Анти-спам: выполните заданиеJoomla CAPTCHA
Баннер
Баннер
Яндекс.Метрика

Последние комментарии


Баннер
Баннер

Мы в соцсетях

Мы в Инстаграм

Баннер

Бесплатные объявления